Выполним бюро технических переводов москва недорого.

МУЗЕЙ НЕЛЕПОСТЕЙ

(Морозов о лунных затмениях “Альмагеста”)

 

© Красильников 1999

Кажется, ни один борец с традиционной хронологией не прошел мимо “Альмагеста” Птолемея. Это понятно - дата его написания (137 г. н.э.) “новых хронологов” не устраивает, т.к. ее одной довольно, чтобы не оставить камня на камне от их “хронологических сдвигов”. Поэтому они, не щадя сил и бумаги, стремятся показать, что Альмагест был написан гораздо (на тысячу или полторы лет) позже. Задача не из легких - в Альмагесте очень много описаний астрономических событий, и все они прекрасно согласуются с традиционной датировкой. Предтеча Фоменко - Морозов исписал не один десяток страниц, пытаясь показать, что Альмагест никак не мог быть написан во втором веке нашей эры. Посмотрим, насколько он в этом преуспел.

Ниже будет цитироваться глава V 4-й книги труда Морозова “Христос” - “Гнезда лунных затмений в Альмагесте как доказательство их позднейшей вычисленности”. Цитирование достаточно обильное - полагаю, книги Морозова есть не в каждой библиотеке, несмотря на их недавнее переиздание. Цитаты из Морозова выделены вот таким цветом и курсивом.

Для начала заметим, что лунные затмения, упоминаемые в Альмагесте - вещь давно и тщательно изученная, их параметры неоднократно рассчитывались (в частности, и мной), и указанные Птолемеем (в трактовке традиционной хронологии) времена всех без исключения затмений отличаются от расчетных не более чем на три часа (типовое расхождение - полчаса и менее).

Приведу рассчитанную современными методами таблицу характеристик лунных затмений, упоминаемых в “Альмагесте”. Таблица дана в русском издании “Альмагеста” и заимствована из докторской диссертации Дж. Бриттона (1967 г.). В столбце “Дата, место” буква “В” означает Вавилон, “А” - Александрию, “Р” - Родос. Времена начал затмений (“Начальная фаза”) и их максимумов (“Средняя фаза”) даны по истинному местному времени соответствующих географических пунктов.

 

No

Дата, место

Средняя фаза, ч:м

Начальная фаза, ч:м

Величина фазы

Долгота Солнца

1

-720/03/19 В

21:49

19:55

18.2

351.5

2

-719/03/08 В

23:56

23:14

01.5

340.7

3

-719/09/01 В

20:15

19:03

06.1

150.9

4

-620/04/22 В

05:34

04:43

02.1

024.4

5

-522/07/16 В

23:56

22:35

06.1

106.6

6

-501/09/20 В

00:23

23:35

02.1

231.9

7

-490/04/25 В

22:59

22:20

01.7

028.5

8

-382/12/23 В

08:12

07:18

03.0

267.0

9

-381/06/18 В

21:24

20:03

05.9

080.5

10

-381/12/12 В

23:15

21:30

18.2

256.2

11

-200/09/22 А

19:12

17:42

08.5

176.0

12

-199/03/20 А

00:59

23:11

16.0

355.4

13

-199/09/12 А

02:32

00:41

19.3

165.0

14

-173/05/01 А

01:57

00:39

07.4

035.7

15

-140/01/27 Р

21:48

20:57

02.8

304.5

16

+125/04/05 А

20:53

20:07

01.8

014.3

17

+133/05/06 А

23:05

21:19

12.9

044.2

18

+134/10/20 А

23:05

21:31

10.1

206.3

19

+136/03/06 А

03:29

02:08

05.5

344.6

Для сравнения времен таблицы с цифрами Морозова следует иметь в виду, что время на Родосе практически совпадает с временем Александрии (которое на два часа впереди гринвичского), а время в Вавилоне почти на час опережает александрийское.

Что ж, теперь приступим...

“Но, может быть, в таком огромном сочинении собраны и очень древние астрономические наблюдения?

Проверим это по приведенным там лунным затмениям. Первое, что мы тут замечаем, это то, что по обычной хронологии они не представляют собой чего-либо последовательного, а распадаются на оригинальные гнезда, отделенные вековыми пустыми промежутками (табл. LXXIII). Так они не могли быть записаны в реальной жизни, а скорее вычислены по циклам.”

Вот так - не успели открыть главу и тут же натолкнулись на плюху. Морозов то ли не понимает, то ли делает вид, что не понимает, что “Альмагест” - это не дневник наблюдений, а труд по теоретической астрономии. Птолемей и не утверждает, что он лично наблюдал все упоминаемые им в “Альмагесте” затмения - наоборот, он то и дело говорит что-то вроде “мы взяли одно из древних наблюдений”...

“I. Первое гнездо лунных затмений Альмагеста.

(Псевдо-Вавилонское.)

Вот в каком виде приводятся в Альмагесте первые три из ее лунных затмений.

Первое затмение. (Гл. IV, 5, стр. 244).

“Среди трех выбранных нами и имевших место в “Вавилоне” лунных затмений, первое наблюдалось в первом году Мардок-Емпадоса (от мардок — мятежник и Эмпадос — стойкий, постоянный) в ночь 29/30 египетского Тота. Оно началось час спустя после восхода Луны и было полным. Так как в это время Солнце находилось в конце Рыб, и ночь имела 12 астрономических часов, то затмение наступило (“в Вавилоне”} в 41/2 астрономических часа до полночи, а середина его пришлась за 2 1/2 часа до полночи. Мы ведем счет часам от Александрийского меридиана. А так как он находится приблизительно на 2/3 астрономического часа к западу от “Вавилона” (который сослан уже в Месопотамию!), то, следовательно, середина затмения была (в Александрии) за 3 1/3 астрономического часа до полночи”. [Здесь Морозов вовремя прекращает цитировать Птолемея, т.к. у того дальше сказано: “...в этот час, согласно произведенным нами вычислениям, истинное положение Солнца было на 24 1/2 градусах Рыб” - лишнее свидетельство того, что имеется в виду не созвездие Рыб, а зодиакальный знак - Ю.К.]

Здесь мы имеем прекрасно определенное мартовское лунное затмение, при чем “Луна вполне затмилась, когда ночь имела 12 астрономических часов”, т.е. около самого весеннего равноденствия, бывшего “в конце Рыб”, т.е. уже в нашу эру. Средина этого затмения была около 9 1/2 ч. веч. по александрийскому, т.е. в 7 1/2 ч. веч. по гринвичскому времени, иначе говоря в 19 1/2 ч. от гринвичской полуночи, а место затмения в созвездии Девы.

Посмотрим же, когда во второй половине марта были полные лунные затмения около 19 1/2 ч. от гринвичской полуночи с начала нашей эры.”

Вот и первое жульничество. Морозов опять-таки то ли не знает, то ли имитирует незнание того, что у Птолемея “Рыбы” - это не созвездие, а последние 30 градусов зодиака перед точкой весеннего равноденствия. Иными словами, Птолемей пользуется тропическим зодиаком, и об этом он ясно пишет в Альмагесте: "Мы называем первую двенадцатую часть эклиптики, отсчитываемую от точки весеннего равноденствия против направления вращения мира (т. е. с запада к востоку), именем Овна; вторую двенадцатую часть эклиптики именем Тельца и т.д. в порядке, переданном нам традицией". Так что из фразы Птолемея “Солнце находилось в конце Рыб” отнюдь не следует, что затмение произошло “уже в нашу эру”. Эта фраза означает лишь, что затмение произошло за несколько дней до весеннего равноденствия - и не более этого. Однако Морозов, не прочитав толком “Альмагест” и пребывая в уверенности, что тут речь идет о созвездии Рыб, проводит поиск полных лунных затмений во второй половине марта около 19:30 по Гринвичу с начала нашей эры. (Немного далее он упорно повторяет: “Кроме того, в минус VII веке равноденствие (т.-е. указанная при первом затмении 12-часовая ночь) было уже глубоко В Овне, а не в хвосте Рыб”). Неутомимый исследователь находит десяток таких затмений, из которых “астрономия дала нам четыре более точные решения, [...] и одно менее точное 19 марта 303 года”.

“Второе затмение. (Гл. IV, 5, стр. 245.)

В следующем втором году того же Мардока-Емпадоса, в ночь с 18 на 19 Тота было частное лунное затмение. Вот его описание:

“Второе затмение произошло, как указано, во втором году Мятежника-Стойкого, в ночь 18/19 Тота египтян; луна затмилась в южной части на 3 пальца. Так как средина затмения была видима в “Вавилоне” как раз в полночь, то оно должно было начаться в Александрии за 2/3 часа до полуночи (а по-гринвичски—около 21 часа после полуночи предшествовавшего дня)”.”

Далее начинается поиск лунного затмения примерно через год после каждой из найденных для первого затмения дат. Здесь по часу и по малой фазе подходит к описанию только 406 г., если у Птолемея вместо нашего 20 марта взято 10 Тота.”

“Третье затмение. (Гл. IV, 5, стр. 245.)

Третье затмение этой триады, записано у Птолемея, как совершившееся в том же втором году Мятежника-Стойкого (в ночь) с 15 на 16 Паменота египтян.

Вот его описание:

“Оно началось, как говорят, после “восхода”, и Луна с северной части была закрыта более чем на половину”.

“Следовательно, — прибавляет тут кто-то, — затмение началось никак не позже как за 5 астрономических часов до полночи, так как оно произошло после “восхода”, а середина его (следовательно) пришлась за 3 1/2 часа. до полуночи”.

Но эти чисто мысленные соображения, конечно, не обязательны для нас. В записи не сказано, что затмение было при восходе Луны, а не Солнца. И потому мы можем принять во внимание и затмение Луны 14 сентября 406 г. ч 4 ч. 4 м. от гринв. полуночи, которое было частным, с Фазой 3"4. А по александрийскому времени середина его была в 6 ч. 4 м. прямо на “восходе” Солнца, как и написано в основном сообщении.”

Из процитированного выше отрывка очевидно, что для Морозова не обязательны не только чисто мысленные соображения, но и здравый смысл. Действительно, “в записи не сказано, что затмение было при восходе Луны, а не Солнца - там сказано, что “оно началось после восхода”. Думаю, нет нужды пояснять, что если лунное затмение начинается после восхода Солнца, то наблюдать такое затмение нельзя - Луна в его начале уже будет ниже горизонта. Поэтому Морозов проделывает нехитрый трюк (следите за его руками) - он как-то легко “забывает” только что приведенную им цитату, в которой говорится, что затмение “началось... после восхода”, и тут же подменяет слово “после” на слово “при”... После этого то, что, по Морозову, мы можем принять во внимание и затмение Луны 14 сентября 406 г...,которое было частным, с фазой 3"4”, хотя в приведенной им же цитате ясно сказано, что луна с северной части была закрыта более чем на половину” - т.е. фаза затмения была более 6" - это, право же, сущие мелочи...

Итак, бравый исследователь определил время первой триады затмений “Альмагеста”. Здесь во всей триаде совпадение получилось абсолютное и решение единственное”. (Последователи Морозова сказали бы - “идеально соответствует”...) “Дело идет о следующих трех затмениях начала V века нашей эры.

405 — III— 31; время середины: 20 ч. 47 м. александрийского времени. А надо: 20 ч. 45 м, т.е. в точности совпало; фаза 16" 9 (полное, как и сказано).

406—III—20; 22 ч. 48 м. александрийского времени. А надо: 23 ч. 15 м., т.е. разница, лишь 27 м.; фаза 1" 0 (малое, как и сказано),

и год 406—IX—14; 6 ч. 4 м. александрийского времени. А надо “в крайнем случае в 5 часов”. Фаза 3" 4 преувеличена частными наблюдателями до 5" 0.”

Что ж, вглядимся пристально в предлагаемое нам “идеальное решение”. Первое затмение не годится, т.к. оно произошло уже после весеннего равноденствия. Говоря языком Птолемея, Солнце было уже не “в конце Рыб”, а “в начале Овна”. Третье затмение не годится, поскольку оно произошло “после восхода” (понятно, что раз “после”, то имеется в виду восход Луны, а отнюдь не Солнца), а Морозов предлагает нам утреннее затмение. Обратим попутно внимание еще на одно мелкое жульничество Морозова - он пишет, что “фаза 3"4 преувеличена частными наблюдателями до 5"0”, хотя в приводимой им цитате сказано, что “луна с северной части была закрыта более чем на половину” - т.е. его мифические наблюдатели “преувеличили фазу” не “до 5"0”, а более чем до 6" - практически вдвое. Как-то слабо верится, что можно написать, что Луна была покрыта тенью более чем наполовину, когда фактически тень закрыла чуть более четверти диаметра лунного диска...

Второе и третье затмения не годятся еще по одной причине. В “Альмагесте” сказано, что в обоих случаях тень закрывала лунный диск с севера. В затмениях -719 года, которые согласуются с классической датировкой, так и было - затемнялась северная часть диска Луны. Но для двух последних затмений Морозова (406 г.) лунный диск закрывался тенью с юга. Морозов то ли не удосужился, то ли не имел возможности проверить совпадение ориентации тени на лунном диске с описаниями...

Уважающий себя “новый хронолог” после некоторого периода самолюбования упоминает классическое решение и мажет его грязью - оно-де и в подметки не годится новому, только что приведенному. Морозов - не исключение:

“По Гинцелю же это были затмения:

Минус 720—III—19; время середины: 2ч. 35 м. александрийского времени, фаза 21"3 (а у Птолемея дано на б часов раньше).

Минус 719—III—8; 22ч. 40 м. александрийского времени, 1"6 (почти совпало с Птолемеевым 23 ч. 15 м.).

Минус 719—IX—1; 16 ч. 21 м. александрийского времени—6"4 (совпадающее с Птолемеевым, если допустить, что слова “при восходе” относятся к восходу Луны, а не Солнца).

Мы видим, что относительно первого затмения только мое решение удовлетворительно: Птолемей говорит, что оно было “по его расчету” за 3 1/3 ч. до полуночи. У меня оно за 3 1/4 ч. до нее, а у Гинцеля — на 6 ч. позднее, чем у Птолемея. Второе затмение у меня ближе к Птолемею, чем у Гинцеля, а третье сам “Гиппарх” приводит не по записям, а по “слухам” на восходе неизвестно чего. Гипцель считает, “при восходе Луны”, а я—при восходе Солнца, и оба получаемые результаты согласны с Птолемеем.”

Внимательно изучим эту критику. Во-первых, из таблицы в начале статьи видно, что первое затмение (номер 1) достигло максимума в 21:49 местного истинного вавилонского времени - или около 21:00 местного времени Александрии, что вполне совпадает со временем, указанным в “Альмагесте”. Морозова подвела явная опечатка в книге Гинцеля - почти наверняка там вместо 2:35 следует читать 20:35 или 21:35. Второе затмение при более точном расчете оказывается по времени ближе к указанному Птолемеем, чем морозовское (около 23 часов по времени Александрии), к тому же луна при морозовском затмении затмевалась с юга, а не с севера. Третье морозовское затмение вообще не лезет ни в какие ворота. Морозов вконец осмелел и, полагая, что его читатель уже окончательно позабыл слова Птолемея “после восхода”, лихо уверяет его, что “третье [затмение] сам “Гиппарх” приводит не по записям, а по “слухам” на восходе неизвестно чего. Гинцель считает, “при восходе Луны”, а я—при восходе Солнца, и оба получаемые результаты согласны с Птолемеем.” (Кстати, при чем тут Гиппарх? При описании этой тройки затмений Птолемей его никак не упоминает. Лишнее свидетельство того, что Морозов взялся обсуждать “Альмагест”, даже не прочитав его как следует...) К тому же фаза затмения -719 года - 6"1 - и расположение земной тени точно соответствуют фразе из Альмагеста “Луна с северной части была закрыта более чем на половину”, морозовское же затмение имело фазу почти вдвое меньшую, и тень закрывала Луну с юга.

 

Итак, при разборе морозовского анализа первых трех лунных затмений “Альмагеста” мы видим до боли знакомую картину - нам предлагается нечто, что, как нас заверяют, является “полным совпадением и единственным решением”, однако при пристальном изучении оказывается, что это “единственное решение” решением вовсе и не является - а классическая трактовка вполне подтверждается. Однако Морозов, видимо, вполне доволен собой и пускается в пространные витийства.

“Каков же окончательный результат?

Он тот, что, во-первых, автор этого места Альмагеста жил не ранее 407 г. нашей эры, т.е. после возникновения Апокалипсиса, и, во-вторых, что его египетский Тот налегал здесь почти прямо на март, а Паменот—на сентябрь, только первый начался двумя днями раньше, а второй—двумя позднее. Значит, это был тоже солнечный счет [...] Отсюда мы приходим к неожиданному заключению, что в 1 год эры Мардока-Стойкого первый месяц александрийского счета, Тот, налегал на март 405 г. Значит, счет этой эры начинался с 404 г., когда Иоанн Хризостом был изгнан из Константинополя в Кукус в Малой Армении, после чего и умер через 3 года. Нельзя ли заключить из этого, что Мардок, или Мардохей Стойкий— это он, и даже, как мы видим, создал свою эру? Самое имя Мардук происходит от еврейского МРД— мятеж и, как указано выше, оно значит “мятежник против деспотизма”, каким и был автор Апокалипсиса.”

Вот в какие дали может занести человека его фантазия... Кое-как подобранная тройка затмений, которая, по мнению Морозова, соответствует описаниям в “Альмагесте” - и тут же из этого следует, что Мардокемпад (или Мардук-апла-иддин, он же - библейский царь Меродах Валадан) - по совместительству автор Апокалипсиса”. Впрочем, в следующем разделе мы увидим превращение и поудивительнее. Пока же уместно вспомнить характеристику, данную трудам Фоменко Дмитрием Таланцевым: “Уже из этого анализа лишь некоторых аспектов этой новой хронологической теории видна главная методологическая ошибка ее авторов: они совершенно произвольно, исходя только из своего субъективного понимания текста, верят одним фактам и событиям, упоминаемым в тексте, и не верят другим, а различные "нестыковки" восполняют собственными догадками и фантазиями.” Приведенных выше цитат из Морозова, полагаю, достаточно, чтобы понять, что такая метода - основополагающая отнюдь не только для одного Фоменко.

Кстати, тут же нам встречается еще один пример “собственных догадок и фантазий”: “То обстоятельство, что 31 марта названо “концом Рыб”, показывает, что истинное равноденствие было уже значительно ранее конца Рыб, если оно было 20 марта, однако, очень вероятно, что оно тогда считалось еще не по прохождению Солнца через точку весеннего равноденствия, а по гелиакическому восходу этой точки, т. е. по тому моменту, когда она впервые показывалась над утренней зарей.” Я более-менее представляю, что такое гелиакический восход светила, к примеру, Сириуса - это первое его появление перед восходом Солнца, когда его можно разглядеть на фоне светлеющего утреннего неба. Но что такое “гелиакический восход точки весеннего равноденствия” - воображаемой точки небесной сферы, и как надо разглядывать эту точку в лучах утренней зари - это, похоже, тайна, которую ведал один Морозов (и унес ее с собой в могилу)...

А морозовское красноречие льется чем далее, тем сильнее:

“Я назвал эти три затмения первым гнездом лунных затмений автора Альмагеста. Почему такое название? Потому что и другие затмения этой книги распределены гнездами, которые лучше всего заметны на диаграмме (табл. LXXIII). На ней вы сами видите четыре гнезда из трех затмений, отделенные по обычному (а не по моему!) счету друг от друга целыми веками, да еще есть несколько одиноких затмений. Уже a priori здесь является вопрос:

— Отчего же произошла эта отрывочность записей Птолемея? Почему затмения располагаются у него гнездами, когда на небе их можно наблюдать почти каждый год, даже часто и по два в год?

Ведь на этом протяжении десяти веков, т. е. целого тысячелетия, было не менее полутора тысяч одних лунных затмений,. которые можно было наблюдать в любом городе. На каждом делении нашей диаграммы пришлось бы при их регистрировании нанести до полутораста, и все их звездочки на ней слились бы в один сплошной фон. Почему же тут лишь несколько отдаленных друг от друга групп, да четыре тройки, и притом нередко из самых неэффектных?

Кроме того: разве можно допустить, чтобы творец такой огромной и обстоятельной астрономической книги, как Альмагест, наблюдал при своей жизни и записал только одно полное лунное затменис, да еще три частных, приведенных во II в. (в 125 и 134 годах нашей эры) на нашей диаграмме, когда при ясном небе Александрии он почти ежегодно должен был бы наблюдать не только по одному, а часто и по два затмения?

Как же это вышло ? Почему во II веке нашей эры, когда будто бы жил Птолемей, он не записал более затмений, чем записал в IX веке до себя ? Почему число чужих записей у него не возрастает по мере близости к нему? Почему он ничего по говорит о солнечных затмениях, бывших в его время?

Таковы вопросы, которые естественно возникают, даже и после того, как я здесь вычислил, что первое гнездо было не в VIII в. до начала нашей эры, а в начале V после нее, в 405—406 годах”...

Вопросы Морозова поражают своей наичностью и свидетельствуют о том, что он так толком и не понял, что “Альмагест” - это вовсе не дневник наблюдений, а труд по теоретической астрономии. Птолемею нужна была не “эффектность” затмений, а их пригодность для определения параметров движения Луны. В частности, по триаде лунных затмений Птолемей определял величину “первого неравенства” (эксцентриситета лунной орбиты). Отсюда и приводимые им тройки затмений. Ему надо было выяснить, как меняются эти параметры со временем - отсюда и данные о затмениях на протяжении девяти веков... Но фантазия Морозова поистине не знает границ:

“Тут возможно только одно объяснение: автор книги был ученый и трудолюбивый астроном после эпохи Халифов или даже Эпохи Возрождения, пользовавшийся записями не своего времени, а древними для него самого, не приводя собственных или недавних. Почему он это сделал? Если он жил уже в книгопечатную эру, то это психологически ясно после того, что я говорил выше в главе о ее начале: ему нужно было, чтоб издали его книгу. Если же он жил ранее изобретения книгопечатания, то и в этом случае получается то же самое: тогда рукописи авторов и их собственноручные чертежи могли распространяться только в копиях из рук в руки. Существовали особые платные переписчики, но переписка обходилась чрезвычайно дорого. Если какой-либо автор не хотел, чтобы его долговременная работа погибла после его смерти (как и теперь погибают рукописи авторов, никогда не печатавшихся при своей жизни, хотя может быть и талантливых), ему не оставалось другого средства как, заказав платному переписчику и чертежнику копию со своей рукописи, продать ее в библиотеку, в виде копии найденной им книги знаменитого или неведомого до тех пор древнего автора или отдать туда таким же образом и свой подлинник. Тогда книга неизбежно возбуждала интерес, и с нее начинали списывать другие копни. Но при таком лукавом приеме нельзя было вводить в книгу свои собственные наблюдения, или что-либо недавнее, чтобы тотчас же не обнаружить апокрифа.”

Какие раньше были самоотверженные авторы... Ради того, чтобы их труд стал известен людям, они были готовы даже на то, чтобы самим остаться в полной безвестности, выдав свою книгу за найденный древний манускрипт. Но это еще не все:

“Так, по-видимому, было и с автором “Альмагеста”. Он не привел в своей книге большего числа лунных затмений для II в. нашей эры, чем для предшествовавших веков, потому что и затмения II в. были для его кругозора почти так же далеки п сливались в один в тот же общий фон, как деревья леса, когда мы смотрим на них из отдаления. Но автор был не только наблюдатель, но и математик, и для II в. он, по-видимому, вычислил непосредственно четыре затмения, которые и выдал, как увидим далее, за наблюдавшиеся им непосредственно.”

Кажется, Морозов совсем зарапортовался. По его мнению, автор Альмагеста жил в эпоху Возрождения, он вычислил четыре лунных затмения во II веке нашей эры и... выдал их “за наблюдавшиеся им непосредственно.” Впрочем, далее будут вещи и поинтереснее. Понаблюдаем, как Морозов “анализирует” вторую тройку затмений “Альмагеста” (-382 - -381 гг.). После каждого приведенного им отрывка из “Альмагеста” я приведу соответствущее место в переводе И.Н.Веселовского (выделено жирным шрифтом).

“II. Второе гнездо лунных затмений Альмагеста (Псевдо-Гиппархово).

Вот как выражается автор Альмагеста об этой триаде:

Первое затмение. (Гл. IV, 10, стр. 273.)

“Гиппарх говорит о приводимых здесь затмениях, что они взяты из “Вавилона” и составлены (?) по тем, которые наблюдались. Первое случилось во времена архонта Фанострата в месяц Посейдона. Луна затмилась только на маленькой части окружности в то время, когда еще оставалось полчаса до “восхождения летней ночи”. Луна и зашла затмившейся. Произошло это в 366 г. после Набу-Назорея (пророка Назорея) и, как он (Гиппарх) объясняет, с 26 на 27 египетского месяца Тота”.

“Гиппарх говорит, что эти три затмения были взяты из наблюдений, полученных из Вавилона и именно там произведенных; первое затмение произошло в архонтат Фанострата в Афинах в месяце Посидеоне; Луна затмилась лишь в небольшой части диска со стороны летнего восхода, причем от ночи оставалось полчаса. “Луна, — говорит он, — закатилась еще в затмении”. Это время соответствует 366 году от Набонассара, египетскому месяцу Тот, как говорит он сам, с 26-го на 27-е число, через 51/2 часов местного времени после полуночи, так как ночи еще оставалось полчаса. Но поскольку Солнце находилось в конце Стрельца, то в Вавилоне час ночи соответствует 18 временным градусам, ибо ночь равна 14 2/5 равноденственным часам; следовательно, 5 1/2 часов местного времени соответствуют 6 3/5 равноденственным часам. Таким образом, начало затмения было в 18 3/5 равноденственных часов после полудня 26-го числа. Поскольку же затмилась лишь небольшая часть, то все время затмения должно было равняться приблизительно 1 1/2 часу, и средняя фаза, очевидно, была в 19 1/3 равноденственных часов. Следовательно, в Александрии средняя фаза затмения была в 18 1/2 равноденственных часов после полудня 26-го числа. И время, прошедшее от эпохи первого года Набонассара до рассматриваемого, составляет 365 египетских годов, 25 дней и 18 1/2 часов по обычному счету, или 18 1/4 по точному. Если для этого времени мы произведем расчеты на основании принятых нами основных положений, то найдем, что истинное положение Солнца было на 28;18 градусах Стрельца. Луна же в среднем движении находилась на 24;20 градусах Близнецов, а в истинном — на 28;17, так как по аномалии она отстояла на 227;43 градусов от апогея эпицикла.”

 

“Второе затмение. (Гл. IV, 10, стр. 276.)

“Второе затмение, — говорит Гиппарх, — произошло во времена афинского архонта Фанострата в месяце Скирофорионе, по египетскому же исчислению с 24 на 25 Паменота. Луна затмилась, когда почти прошел первый час летнего восхождения ночи. И это число падает на 366 г. после Набу-Назорея... Все затмение длилось 3 часа”.

“Далее Гиппарх говорит, что следующее затмение произошло в архонтат Фанострата в Афинах в месяце Скирофорионе, а по-египетски — в месяце Фаменот, с 24-го на 25-е число. По его словам, Луна затмилась от точки летнего восхода в течение первого часа ночи. Это время соответствует 366 году Набонассара и ночи с 24-го на 25-е число месяца Фаменот, самое большее за 5 1/2 часов местного времени до полуночи. Но так как Солнце находилось тогда в конце Близнецов, то ночной час в Вавилоне равнялся тогда 12 временным градусам, следовательно, 5 1/2 часов местного времени дают 4 2/5 равноденственных часа. Значит, начало затмения было в 7 3/5 [6 + (6 - 4 2/5) ] равноденственных часов после полудня 24-го числа. Но так как все время затмения равнялось, по записям, 3 часам, то, значит, средняя фаза была в 9 1/10 равноденственных часов. Следовательно, в Александрии она должна была произойти приблизительно через 8 1/4 равноденственных часов после полудня 24-го числа. И время, прошедшее от вышеупомянутой эпохи, составляет 365 египетских годов, 203 дня и 8 1/4 равноденственных часов по обычному счету, или 7 1/2 1/3 по точному. Для этого времени точное положение Солнца, как мы нашли, было на 21;46 градусе Близнецов, а Луна в среднем движении находилась на 23;58 градусах Стрельца, в истинном — на 21;48, так как по аномалии она отстояла на 27;37 градусов от апогея эпицикла. Промежуток времени, прошедший между первым и вторым затмениями, получается равным 177 дням, 13 3/5 равноденственным часам; число градусов, на которое передвинулось Солнце [по долготе], равно 173;28, тогда как Гиппарх ведет свои расчеты, как будто бы указанный промежуток времени равнялся 177 дням и 13 1/2 1/4 равноденственным часам, что соответствует перемещению Солнца [по долготе] на 173 градуса без 1/8 части.”

 

“Третье затмение. {Гл. IV, 10, стр. 278.)

“Третье затмение, — говорит Гиппарх, — произошло во время афинского архонта Эвандра в первый день месяца Посейдона, по египетскому же исчислению с 16 на 17 Тота. Оно началось полным по истечении 4 часов от летнего восхождения. Это число падает на 367 год после Набу-Назорея”.

“Третье же затмение, по его словам, произошло в архонтат Эвандра в Афинах 1-го числа месяца Посидеона, по египетскому же счету с 16-го на 17-е число месяца Тот. Как он говорит, Луна затмилась полностью от летнего восхода по истечении 4 часов [ночи] . Это время соответствует 367 году Набонассара, с 16-го на 17-е число месяца Тот, самое большее за 2 1/2 часа до полуночи. Но так как Солнце находилось во второй трети Стрельца, то в Вавилоне ночной час равнялся приблизительно 18 временным градусам; следовательно, 2 1/2 часа местного времени составляют 3 равноденственных часа. Таким образом, начало затмения было через 9 равноденственных часов после полудня 16-го числа. Но так как Луна затмилась полностью, то все время затмения равнялось приблизительно 4 равноденственным часам, и, значит, средняя фаза была в 11 часов после полудня; следовательно, в Александрии средняя фаза затмения должна была произойти в 10 1/6 равноденственных часов после полудня 16-го числа. И время, прошедшее от принятой эпохи, составляет 366 египетских годов, 15 дней и 10 1/6 равноденственных часов по обычному счету, или 9 1/2 1/3 по точному. Для этого времени мы находим Солнце в истинном движении на 17;30 градусах Стрельца, а Луну в среднем движении — на 17;21 градусах Близнецов, в истинном же — на 17;28, так как по аномалии она отстояла на 181;12 градус от апогея эпицикла. Промежуток времени от второго до третьего затмения получается равным 177 дням и 2 равноденственным часам, или 175;44 градусам [по долготе], тогда как Гиппарх опять предполагает, что этот промежуток времени равнялся 177 дням и 1 2/3 равноденственному часу, или 175 1/8 градусам . Таким образом, в вычислении промежутков времени он, по-видимому, ошибся: в днях — на 1/6 и 1/3 равноденственного часа в первом и втором промежутках, в градусах же — приблизительно на 3/5 градуса в обоих промежутках, что может дать заметную разницу в величине отношения.”

 

Из сопоставления этих отрывков сразу видно, что Морозов дает описания затмений в “Альмагесте” очень сокращенно, опуская ряд существенных деталей. Это, однако, полбеды - другая половина же состоит в скверном знании Морозовым языка, с которого он переводил, в силу чего смысл текста Птолемея оказался искажен, и это пагубным образом сказалось на дальнейших выводах Морозова. Так, в описании первого затмения Морозов пишет: “Луна затмилась только на маленькой части окружности в то время, когда еще оставалось полчаса до “восхождения летней ночи”.”, в то время как у Веселовского сказано: “Луна затмилась лишь в небольшой части диска со стороны летнего восхода, причем от ночи оставалось полчаса”. Никакого “восхождения летней ночи” в грамотном переводе нет - есть указание на положение тени на лунном диске (“со стороны летнего восхода”, т.е. с северо-востока) и на время затмения - за полчаса до окончания ночи. Также искажен смысл и двух других сообщений о затмениях. О втором затмении Морозов пишет: “Луна затмилась, когда почти прошел первый час летнего восхождения ночи. И это число падает на 366 г. после Набу-Назорея... Все затмение длилось 3 часа”.”. Обратим внимание на многоточие у Морозова и еще раз перечитаем соответствующее место из перевода Веселовского: “По его словам, Луна затмилась от точки летнего восхода в течение первого часа ночи. Это время соответствует 366 году Набонассара и ночи с 24-го на 25-е число месяца Фаменот, самое большее за 5 1/2 часов местного времени до полуночи. Но так как Солнце находилось тогда в конце Близнецов, то ночной час в Вавилоне равнялся тогда 12 временным градусам, следовательно, 5 1/2 часов местного времени дают 4 2/5 равноденственных часа. Значит, начало затмения было в 7 3/5 [6 + (6 - 4 2/5) ] равноденственных часов после полудня 24-го числа. Но так как все время затмения равнялось, по записям, 3 часам...” Подчеркнутые слова очень важны - они ясно показывают, что затмение происходило задолго до полуночи и вскоре после заката. Морозов их опустил - ниже нам будет понятно, почему. Столь же краток и приведенный им отрывок из описания третьего затмения - опущена фраза “самое большее за 2 1/2 часа до полуночи” - очевидно, по сходным причинам.

“Обращаю внимание на странности первого сообщения:

“В ночь с 26 на 27 Тота (в греческом месяце Посейдона-Нептуна) в 366 г. эры пророка Назорея, месяц зашел в “затмении” в Вавилоне при афинском правителе Фанострате”.

Если “Вавилон” был в Месопотамии или Египте, и месяц там зашел в затмении, то в Афинах он был в затмении еще до захода. Да и кто же, кроме того, стал бы считать месопотамские события по афинским архонтам?”

Не знаю, что странного углядел Морозов в том, что Гиппарх, излагая вавилонское сообщение о затмении давностью для него в два с половиной века, перевел в нем указание о времени в греческий календарь. Это не более странно, чем использование самим Морозовым христианской эры при разборе того же “Альмагеста”...

Далее следует пассаж, по сравнению с которым превращение карася в порося - детские забавы:

“Кроме того, указан 366 г. со времени Набу-Назорея, а Назорей на библейском (еврейском) наречии арабского языка значит Христос, т. -е. помазанник Громовержца. А имя Набу происходит от еврейского Наба (НБА) и значит: вдохновенный пророк. И все в переводе значит: пророк Христос, или Вдохновенный помазанник божий. И в этом году “от Рождества Христова” Дамаз I стал римским папой.”

Еще раз проследим за манипуляциями Морозова. Ход первый: напишем имя “Набонассар” как “Набу-Назорей”. Ход второй - вспомним, что “Назорей... значит Христос” и что “Набу... значит: вдохновенный пророк”. Вот так легко и непринужденно, всего лишь за два хода библейский Навуходоносор превращается в евангельского Христа. Ну, а раз Навуходоносор = Христос, то, следовательно, и “эра Набонассара” = “нашей эре”, и много других “открытий чудных”.

Итак, опорная точка для поисков найдена, но тут же выясняется, что точек по крайней мере две:

“Первичная разведка.

По сопоставлению с предшествовавшей триадой затмений, допустим, что это был христианский Иисус. Тогда с какого времени считать указанную эру? С истинного его рождения около 330 г. нашей эры или с апокрифированного, т.е. около ее нулевого года?”

Здесь я, пожалуй, пощажу читателей и пропущу четыре страницы весьма-таки путаных морозовских штудий. Скажу лишь, что наш неутомимый астроном, получив некую базовую дату для своих поисков, перебирает тьму вариантов затмений, пытаясь найти в нашей эре что-то похожее на описания из “Альмагеста”, как он их понимает (ниже будет ясно, что понимает он их весьма превратно). В своих поисках он руководствуется в частности и соответствием египетских месяцев месяцам юлианского календаря - с точностью до одного дня! - которое он получил из своего “анализа” предыдущей триады затмений. Нелепость этого должна бы быть видна даже самому Морозову - он знает, что каждый год в египетском календаре, используемом Птолемеем, состоял из 365 дней (Морозов сам упоминает это в своей книге), поэтому через 4 года из-за високоса в юлианском календаре соответствие это сдвинется на сутки, а через век - почти на месяц. Но в данном рассмотрении Морозов почему-то напрочь забывает это обстоятельство.

Перейдем сразу к его выводам. Сначала ознакомимся с постановкой задачи по-морозовски:

“...задание Альмагеста:

I член триады:

В неизвестное число Посейдония, соответствующее ночи 26/27 Тота 366 г. Началось затмение луны за полчаса до конца ночи (или: после Александрийской полуночи, т. е. в одиннадцатом часу по Гринвичски). “Говорят, что луна и зашла такой”.

II член:

В неизвестное же число Скирофориона, соответствующее ночи 24/25 Паменота 366 г. Началось затмение луны, говорят, после исхода “первого часа (после Александрийской полуночи, т. е. в полночь по Гринвичски}”.

III член:

1 числа Посейдония, соответствующего ночи 16/17 Тота 367 года, было затмение луны, полное после 4 часов (от Александрийской полуночи, т. е. в два часа по Гринвичски).”

После сравнения только что приведенной цитаты с фрагментами перевода Веселовского становится совершенно понятной причина столь несвойственной Морозову лаконичности в изложении им обстоятельств этих затмений по Птолемею. Морозов тщательно скрывает от своих читателей, что у Птолемея ночное время здесь отсчитывается от захода Солнца, что совершенно ясно из текста “Альмагеста”. Поэтому он смело пишет, что второе затмение из этой тройки было в 2 часа ночи по александрийскому времени, а третье - в 4 часа ночи - при том, что в тексте ясно сказано, что у второго затмения “средняя фаза... в Александрии... должна была произойти приблизительно через 8 1/4 равноденственных часов после полудня 24-го числа”, т.е. в 20:15, а у третьего “в Александрии средняя фаза затмения должна была произойти в 10 1/6 равноденственных часов после полудня 16-го числа” - т.е. в 22:10. Иными словами, оба эти затмения на самом деле - вечерние.

После столь превратного (видимо, намеренно) толкования текста Птолемея отмести классическую датировку этих трех затмений - плевое дело:

Гинцель, считая Тот и Посейдоний за декабрь, а Паменот и Скирофорион за июнь, дает триаду:

I член: Год минус 382—XII—23; 4 ч. 53 м. гринв. врем. утром с фазой 2" 6. В Риме и Афинах оно было видимо все, в Мемфисе начало и середина, в Месопотамии начало, а по Альмагесту: "луна и зашла [утром] в затмении”. Подходит.

II член: Год минус 381 — VI — 18; 18 ч. 0 м. гринв. врем., с фазой 5" 9. В Риме конец вечером; в Афинах и Мемфисе середина и конец вечером. А по Альмагесту: “пред восхождением летний ночи”. Не подходит.

III член. Год минус 381 —XII—12; 19ч. 59м. гринв. врем., с фазой 17" 8. Все видимо вечером. А по Альмагесту: полное после 4 часов по полуночи. Не подходит совсем.”

Итак, второе и третье затмения из этой тройки Морозовым отвергнуты только потому, что они не соответствуют отнюдь не “Альмагесту”, а лишь морозовскому толкованию оного. Данные Гинцеля великолепно согласуются с описаниями Птолемея - если последние не понимать превратно.

Теперь Морозов подводит итоги. Он говорит: “В этом Втором гнезде затмений нам предложена была триада, приписываемая Гиппарху, где датировка сделана, во-первых, по греческим месяцам: Посейдоний, Скирофорион и 1-е число Посейдония, и, во-вторых, по египетским месяцам: ночь 26/27 Тота, ночь 24/25 Паменота и ночь 16/17 Тота. Я здесь показал несоответствие этих дат и сбивчивость рассказа и прихожу к предположению, что тут объединены две триады похожих друг на друга затмений” - не подозревая, что на самом деле он показал лишь несоответствие своих домыслов тексту Птолемея и сбивчивость собственных методов.

Поскольку наш исследователь говорит о том, что, по его мнению, “тут объединены две триады похожих друг на друга затмений”, то нам ясно, что удовлетворительного решения ему получить не удалось. Однако, как известно, отрицательный результат - тоже результат: из того, что, по мнению Морозова, здесь смешаны описания двух похожих триад затмений, вытекает важное для его хронологии следствие: “Мы видели сейчас, что, переведя эру Диоклетиана па нашу, мы получаем для последней триады 642 и 643 гг. Значит, автор этих строк Альмагсста, смешавший их с триадой 368—369 гг., жил не ранее как в VIII веке нашей эры. Значит, при переводе эры пророка (Набу)-Назорея иа наш современный счет, нужно всегда учитывать, что ее иногда смешивали с эрой Диоклетиана, и потому брать во внимание или годы, близкие к указанным в ней, или прибавлять к ним время Диоклетиана.” Так что с эрой Набонассара вопрос, по Морозову, совсем не прост - это вроде бы то же самое, что и наша эра “от рождества Христова” (только непонятно, то ли от традиционного, то ли от вычисленного Морозовым ранее “истинного” - на 3 с лишним века позже). А тут еще, оказывается, ее и с эрой Диоклетиана иногда смешивали...

После этого очередь доходит до третьей тройки лунных затмений “Альмагеста”. Наш автор, видимо, сильно утомлен предыдущими астрономическими поисками и при ее исследовании довольно-таки краток. Начинает он с того, что сокращает пространные описания затмений в “Альмагесте” до двух-трех предложений и при этом умудряется в своем переводе полностью исказить смысл первого из них.

“III. Третье гнездо Псевдо-Гиппарховых лунных затмений, считаемых неправильно через два века после предшествовавших.

После предшествовавших трех лунных затмений, относяппгася к 366—367 гг. пророка (Набу) - Назорея, Гиппарх, по словам Птолемея, приводит еще три лунные, относящиеся к 547—548 гг. эры того же пророка Назорея, но переводу счет уже на “калиппические периоды”, давая для первого затмения 54-й год второго периода, а для двух других—55-й год. [Дело обстоит как раз наоборот - Гиппарх датирует эти затмения по Калипповым циклам, а Птолемей переводит их в даты по эре Набонассара - Ю.К.] Однако, если Гиппарх жил при трех последних затмениях, то три первые, отстающие от них почти на два века, могли быть ему переданы только по преданию. А в таком случае чем мы гарантированы от того, что не были ему таким же образом переданы и новые?

-Вот Птолемеево сообщение о них:

“Мы перейдем теперь,—говорит Птолемей,—к трем позднейшим затмениям, которые, по словам Гиппарха, наблюдались ” Александрии.

“Первое из них случилось в 54 г. второго “калиппического периода”, по египетскому исчислению 16 Месори. Затмение началось за полчаса до восхода Луны и стало полным в середине третьего часа (после начала затмения?). От первого года эры пророка (Набу)-Назорея в то время прошло 546 лет, 345 дней и 7 или, точнее, 6 1/2, астрономических часов.”

В переводе Веселовского это описание выглядит так: “Теперь перейдем к разобранным им далее трем последним затмениям, которые, как он говорит, были наблюдены в Александрии. Первое из этих затмений, говорит он, произошло в 54 год второго периода Калиппа, в египетском месяце Месоре, 16-го числа, когда Луна начала затмеваться за полчаса до своего восхода и полностью очистилась в половине третьего часа. Таким образом, средняя фаза была в начале второго часа, за 5 часов местного времени до полуночи (за столько же и равноденственных), так как Солнце находилось в конце Девы. Таким образом, в Александрии средняя фаза затмения произошла через 7 равноденственных часов после полудня 16-го числа. Время же, прошедшее от первого года эпохи Набонассара, составляет 546 египетских годов, 345 дней и 7 равноденственных часов по обычному счету, или 6 1/2 по точному, в это время мы опять нашли, что Солнце в истинном движении находилось на 26;6 градусах Девы, а Луна в среднем движении — на 22 градусах Рыб, в истинном же — на 26;7 градусах, так как по аномалии она отстояла на 300;13 градусов от апогея эпицикла.”

Из сопоставления этих отрывков сразу виден переводческий ляпсус Морозова - фразу “Луна начала затмеваться за полчаса до своего восхода и полностью очистилась в половине третьего часа” он истолковал как Затмение началось за полчаса до восхода Луны и стало полным в середине третьего часа (после начала затмения?). От этого смысл описания поменялся кардинально - у Птолемея речь идет о затмении, которое началось за полчаса до восхода Луны и продолжалось три часа - без указания его фазы, а Морозов понимает это как описание полного затмения.

Птолемей явно указывает время максимума затмения - “через 7 равноденственных часов после полудня”, т.е. в 19 часов.

“Второе затмение, — как говорит Гиппарх, — произошло в 55 г. того же “периода”, по египетскому исчислению—9 Мехира. Оно началось по истечении 5 1/2 ч. ночи и было полным.”

Веселовский переводит это описание так: “Следующее затмение, говорит он, произошло в 55 году того же периода, 9-го числа египетского месяца Мехира. Оно началось, когда уже прошло 5 1/3 часов ночи, и Луна затмилась полностью . Следовательно, начало затмения было в 11 1/3 равноденственных часов после полудня 9-го числа; Солнце находилось в конце Рыб; средняя фаза была через 13 1/3 равноденственных часов, поскольку затмение Луны было полным. И время, прошедшее от начальной эпохи до сих пор, составляет 547 египетских годов, 158 дней и приблизительно 13 1/3 равноденственных часов как по обычному, так и по точному счету; для этого времени мы точно так же нашли, что Солнце в истинном движении находилось на 26;17 градусах Рыб, а Луна в среднем движении — на 1;7 градусе Клешней, в истинном же — на 26;16 градусах Девы, так как по аномалии она отстояла на 109;28 градусов от апогея. Время же, прошедшее между первым и вторым затмениями, оказывается равным 178 дням и 6 1/2 1/3 равноденственным часам, или 180; 11 градусам, тогда как Гиппарх, производя свои расчеты, полагал, что этот промежуток времени равнялся 178 дням и б равноденственным часам, или же 180; 20 градусам.” Итак, время максимума этого затмения - 1 час 20 минут ночи.

Третье затмение,—по словам Гиппарха,—произошло в том же 55 г. второго “калиппического периода”, по египетскому исчислению—5 Месори. Оно началось по истечении 6 2/3 ч. ночи и было полным. Средина затмения была приблизительно в 8 1/3 ч. (значит оно было зимой)”.

Морозов упорен в своем заблуждении - он по-прежнему считает, что Птолемей отсчитывает часы от полуночи. Ход его мыслей понятен - раз затмение было в 8:20 утра, то Солнце в это время еще не взошло, а такой поздний восход бывает только зимой. Но мы уже видели, что Птолемей дает время от захода Солнца (если явно не указано иное), поэтому морозовское “значит” здесь не значит ровно ничего. Чтобы лишний раз убедиться в этом, опять приведем перевод Веселовского: “Третье же затмение, говорит он, произошло в тот же самый 55 год второго периода Калиппа, в египетском месяце Месоре, 5-го числа; началось оно, когда уже прошло 6 2/3 часов ночи, и Луна затмилась полностью. И средняя фаза затмения, говорит он, была самое большее около 8 1/3 часов, т.е. через 2 1/3 часа местного времени после полуночи . Но так как Солнце находилось в середине Девы, то в Александрии ночной час равнялся 14 2/5 градусам времени; значит, 2 1/3 часа местного времени составляют приблизительно 2 1/4 равноденственного часа. Таким образом, средняя фаза была в 14 1/4 часов после полудня 5-го числа. И опять время, прошедшее от начальной эпохи до этого [момента], составляет 547 египетских годов, 334 дня и 14 1/4 равноденственных часов по обычному счету, или 13 1/2 1/4 по точному. Для этого времени мы нашли Солнце в истинном движении на 15;12 градусах Девы, а Луну в среднем движении — на 10;24 градусах Рыб, в истинном же — на 15;13, так как по аномалии она отстояла на 249;9 градусов от апогея эпицикла. И промежуток времени между вторым и третьим затмениями составляет 176 дней и 2/5 равноденственного часа, или же 168;55 градусов, тогда как Гиппарх опять полагал этот промежуток равным 176 дням и 1 1/3 равноденственному часу, или 168;33 градусам.” Легко видеть, что Морозов вовремя оборвал цитату - буквально в следующих же словах у Птолемея поясняется: “около 8 1/3 часов, т.е. через 2 1/3 часа местного времени после полуночи”. Из текста видно, что середина затмения была в 2:15 по александрийскому времени.

Вернемся снова к морозовскому “значит, затмение было зимой” после изучения цитаты Птолемея. Морозов в очередной раз ярко продемонстрировал дилетантизм и верхоглядство. Текст Птолемея буквально нашпигован указаниями на время затмения. Это и примерное равенство “обычных” и “равноденственных” часов - следовательно, дело происходило вблизи равноденствия. Это и явное указание положения Солнца - “Солнце находилось в середине Девы”, т.е. не дошло примерно 15 градусов до точки осеннего равноденствия, стало быть, затмение произошло за пару недель до него. Все это должно быть совершенно ясно любому знающему основы астрономии. Но Морозов, выхватив из всего описания только слова о том, что время затмения - это 8 1/3 часа - и неверно их толкуя - безапелляционно заявляет: “оно было зимой”.

Теперь, по обыкновению, изрядно напутав в переводах и толкованиях “Альмагеста”, Морозов начинает сравнивать свои представления о нем с Гинцелем:

“Это первое затмение исследуемой триады Гинцель относит к 12 сентября —199 г. со срединой в 16 ч. 37 м. гринвичского вечера и говорит, что конец его был виден в Риме, а в Мемфисе были видны средина и конец. Но при этом затмении помрачились только 1/3 лунного диаметра, а не весь диск Луны, как сказано у Птолемея.” Мы видели, что у Птолемея вовсе нет утверждения о том, что затмение было полным, а приводимое Гинцелем время - 16:37 гринвичского времени или 18:37 александрийского - менее чем на полчаса отличается от указанного у Птолемея, т.е. 19 часов.

“Кроме того, если дело было в 547 г. от пророка (Набу)-Назорея, то от предшествующего затмения, отмеченного 367 годом того же пророка Назорея, до него прошло 180 лет, а по Гинцелю, вычислившему это затмение на—381 г. (12 декабря), до этого затмения, определенного им же на 12 сентября—199 г., прошло 182 года, на два года больше.”

Становится чем дальше, тем веселее. Исследователи “Альмагеста” давно изучили его хронологию и используемый в нем календарь, и датировка Птолемея однозначно переводится в даты юлианского календаря. Для всех 19 затмений “Альмагеста” совпадение дат - полное, так что расхождение даже на сутки и тем более на два года - это ошибка не Птолемея, а его незадачливого исследователя. Так и есть: Морозов уверяет читателя, что “это первое затмение исследуемой триады Гинцель относит к 12 сентября —199 г.”, а ниже - мы это сейчас увидим - говорит, что Гинцель дал для третьего затмения ту же самую дату. На самом деле первое затмение было 22 сентября -200 года. (Я уверен, что в дате ошибся именно Морозов: Гинцель - очень серьезный астроном, не чета верхогляду Морозову, и никогда не допустил бы такого вопиющего ляпа). Так что один из двух лишних морозовских годов объясняется просто - наш энциклопедист посмотрел не на ту строчку в книге Гинцеля, не заметив, что в итоге у него получилось, что первое и третье затмение произошли в один и тот же день и позже второго. Расхождение еще на год объясняется, очевидно, тем, что Морозов не учел, что в египетском календаре дата начала года не совпадает с началом года юлианского. Увы - Морозову, оказывается, нельзя верить не только в его собственных изысканиях, но и тогда, когда он цитирует других; он запросто может переврать их до неузнаваемости.

“Следующее затмение этой триады Гинцель относит к 19 марта —199 г. в 0 ч. 22 м. гринвичского времени, с фазой 19"2.” Хорошее совпадение с описанием Птолемея - затмение полное, а время его максимума по Гинцелю - 2:22 александрийского времени, что всего на час отличается от 1:20 в “Альмагесте”.

“А третье полное затмение к 12 сентября —199 года в 0 ч. 21 м. гринвичского времени, с фазой 19"2.” Итак, затмение - полное, время по Гинцелю - 2:21 александрийского времени, а у Птолемея - 2:15. Лучшего совпадения и не пожелаешь...

Отметим, что Морозов опять посмотрел куда-то не туда в книге Гинцеля - для двух последних затмений он дает одну и ту же фазу 19"2, хотя фаза у этих двух затмений существенно различная - см. таблицу в начале статьи.

Итак, можно видеть, что согласие описаний Птолемея с расчетами Гинцеля вполне удовлетворительное. Однако Морозов, по мере способностей переврав одни и вторые, естественно, держится иного мнения:

“Это решение Гинцеля приблизительно подходит к исследуемой триаде Альмагеста, кроме первого неполного затмения,. названного в нем полным. Однако это уже натяжка. Поэтому посмотрим, что выйдет с нашей точки зрения. Считая рождение основателя христианской религии Василия Великого (Набу-Назорея), как и во 2-й триаде около 330 г. и прибавив сюда указываемые Птолемеем 547 лет, мы подходим к 878 г. нашей эры, в котором и находим все три полные затмения, разнящиеся от указываемых Птолемеем лишь на несколько часов.”

“Лишь на несколько часов” - это хорошо сказано. Вспомним, что при внимательном прочтении Птолемея максимальная разница по времени с данными Гинцеля - это один час...

Впрочем, найденное решение Морозова не удовлетворяет:

“Однако таких триад можно найти сколько угодно и потому я здесь считаю вопрос неразрешимым одним астрономическим способом. Попробуем и другой способ.”

Другой способ состоит в следующих малопонятных (по крайней мере, мне) рассуждениях:

“Прежде всего, что значит: калиппический период? Это период лунных затмений, повторяющихся через 76 лет без месяца. Значит имеем тему:

I затмение в 130 году от основания калиппических периодов и оно же в 547 году эры пророка Назорея, 16 Месори (9 августа) вечером, при восходе Луны.

II затмение в 131 году от основания калиппических периодов, т. е. в 548 году эры Назорея, полное, 9 Мехира (3 — 5 Февраля), по истечении 5 1/2 часов ночи.

Ill затмение тоже в 131 году от основания калиппических периодов, т. е. в 548 году ары Назорея, полное, 5 Месори (29 ноября), по истечении 6 2/3 часов ночи.

Значит, надо разыскать подряд три полные лунные затмения: первое—вечернее тотчас после заката Солнца, а второе и третье—ночные; третье—около часа после второго.”

“Другой способ”, однако, не увенчивается успехом:

“Пересматривая в Канонах затмений Гинцеля и Оппольцера такие триады, мы не находим точной ни одной от минус 300 до плюс 1600 года и только одну приблизительную в случае какого-то не солнечного года.”

Но Морозов не обескуражен - это лишний повод для вольничаний с эрами и хронологией:

“С этой точки зрения началом калиппических периодов пришлось бы считать 220 год нашей эры, а начало эры Набу-Назорея отнести к минус 197 году.” Это уже четвертый вариант для начала эры Набонассара. Положительно удобная штука - морозовское учение: всегда есть тьма возможностей на выбор.

Расправившись с тремя тройками затмений “Альмагеста”, наш исследователь приступает к рассмотрению последней группы из четырех затмений, которые наблюдались самим Птолемеем (125 - 136 гг. н.э.):

“Четвертое гнездо лунных затмений. Четыре затмения Альмагеста при “Адриане”.

Вот как описывает их автор Альмагеста:

“Затмение, наблюденное в Александрии в 9-м году Адриана, по египетскому счету в ночь с 17 на 18 Пахони в 3 3/5 астрономических часов до полуночи, при котором луна с юга была покрыта на 1/6, часть своего поперечника”.

“Из трех затмений, заботливо наблюденных нами в Александрии, первое было в 17-м году “Адриана”, по египетскому счету в ночь с 20 на 21 Паини. Мы точно вычислили, что это было на 3/4 астрономического часа до полуночи”. Затмение было полное.”

“Второе затмение было в 18-м году “Адриана” по египетскому счету в ночь со 2 на 3 Хояка. Его средину мы вычислили (а не наблюдали!) за час до полуночи. Затмились 2/3 поперечника”.

“Третье затмение было в 20-м году “Адриана”, по египетскому счету в ночь с 19 на 20 Фармути. Его средину мы вычислили на 4 астрономические часа после полуночи. Затмилось 1/2 поперечника на северной стороне”.

Поскольку тут Птолемей во всех случаях дает время от полуночи - и явно об этом говорит, - то Морозов как-то умудряется не истолковать его слова неправильно. Поэтому на этот раз его представления полностью совпадают с данными Гинцеля. Составляется таблица, из которой явствует, что времена затмений по Гинцелю отличаются от птолемеевых максимум на 35 минут, а фазы всех затмений очень близко совпадают: разница между фазой затмения у Гинцеля и по Птолемею не более одного балла.

Заметим, что слово “вычислили”, которое дало повод Морозову и его продолжателям утверждать, что все эти затмения - результат позднейших вычислений, скорее всего значит лишь то, что для повышения точности Птолемей вычислял время середины затмения как среднее время между началом затмения и его окончанием - непосредственно определить момент максимальной фазы затмения при визуальных наблюдениях с достаточной точностью невозможно...

Морозов вынужден признать, “...что все подробности здесь оправдалось. Второе затмение было в обоих случаях через 8 лет после первого. Третье затмение через год после второго, по современному счету — с 1 января, а по византийскому началу года — с 1 сентября через два года. Четвертое затмение в обоих случаях было в следующем году после третьего. При таких обстоятельствах (особенно при совпадении часов и фаз) почти нельзя сомневаться, что речь здесь идет именно о затмениях 125, 133, 134 и 136 гг. нашей эры.” Однако “почти” - это все-таки не “совсем”. И Морозов тут же с ходу отвергает возможность того, что Птолемей действительно сам наблюдал эти затмения:

“Однако, как же это могло быть при императоре Адриане, когда по нашим определениям слово Адриан (т.-е. Адриатический) было прозвище императора Гонория, вступившего на престол в 395 году?”

Действительно - мы, Морозов Первый, уже вычислили, что никакого Адриана во II веке не было, так что никакого Птолемея, жившего одновременно с Адрианом, тем более не было и быть не могло. Несокрушимая логика. Теперь Морозову все становится окончательно ясно, и выносится окончательный приговор:

“Значит, все эти затмения не наблюдались никаким Птолемеем, а были вычислены (как и сам оп проговорился) человеком достаточно знакомым с теорией лунного движения: ошибки он сделал очень незначительные. Такая точность не могла быть достигнута ранее XV века, а потому и книга эта была написана кем-то из выдающихся астрономов незадолго до того, как она была отпечатана.”

 

Вот морозовское резюме. Я не буду его особо комментировать - все существенное было сказано мной ранее: “За принадлежность первой триады к периоду 405 — 406 гг. можно поручиться. Вторая триада, повидимому, состоит из объединения двух: 368—369 гг. и 642—643 гг. (или 697—698 гг.). Третья—из объединения 350—351 гг. и 878—879 гг. А Адрианова триада вычислена для 125—136 гг. очень поздним автором.”

Напоследок еще остаются кое-какие мелочи: “О позднем времени Альмагеста свидетельствует и употребленный здесь астрономический счет от полуночи и измерение величины затмений теми же дактилями, как и в наше время, считая диаметр Луны в 12 дактилей.” Ранее мы видели, что “астрономический счет от полуночи” - лишь выдумка Морозова, который впадает в то же заблуждение, что и Фоменко: “...А.Т.Фоменко думает, что Тимохарис считает время суток так же, как и он сам - двенадцать (равных!) часов от полуночи до полудня и двенадцать - от полудня до полуночи, а не так, как это делали в древнем Египте или Греции: двенадцать одних - от заката до восхода Солнца и двенадцать других - от восхода до заката.” (А.Л.Пономарев, “Когда Литва летает или почему история не прирастает трудами А.Т.Фоменко”). Второй же аргумент против древности Альмагеста просто потрясает своей нетривиальной логикой. Удивительно, что Морозов и его последователи не используют нечто подобное при доказательстве, например, того, что не было никакого древнего Вавилона: ведь если бы вавилоняне существовали, то как они могли бы пользоваться для измерения углов нашими современными градусами?

Видимо, предвидя вопрос - а как же можно было вычислять с такой точностью затмения в средние века? - Морозов дает некие пояснения на этот счет:

“Мы здесь не будем вдаваться в календарные тонкости, и на вопрос, как мог вычислить автор XV века с такой точностью лунные затмения при псевдо-Адриане, мы можем ответить, что имея в руках записи затмений, начиная с 402 г., он мог воспользоваться как материалом для своих вычислений даже и 521-годичным циклом, взяв четыре затмения в роде:

I. Затмение 646 — IV—5; 2"8; 22 ч. 56 м. гринв. врем. (а в Альмагесте за 3 3/4 часа до александр. полуночи).

II. Затмение 654—V—7; 16"2; 7 ч. 44 м. гринв. врем. (а в Альмагесте за 3/4 часа до александр. полуночи).

III. Затмение 655—Х—21; 9"4; 0 ч. 35 м. гринв. врем. (а в Альмагесте за 1 час до александр. полуночи).

IV. Затмение 657—III—5; 7"2; 22 ч. 40 м. гринв. врем., за 4 часа до александр. полуночи.”

Морозов далее утверждает: “Мы видим, что и здесь лунные затмения приходятся почти на те же числа тех же месяцев, как в Альмагесте; даже фазы почти те же. Да и вообще лунные затмения было возможно вычислять уже в XV в. нашей эры.” Он не акцентирует внимание своих читателей на том, что приведенными выше данными сам и опроверг свои слова о возможности вычисления затмений “по циклам”: видно, что времена и фазы перечисленных им затмений отличаются от птолемеевых затмений гораздо больше, чем данные Птолемея и расчеты Гинцеля. При расчетах по циклам (т.е. исходя из предположения, что затмения в точности повторяются через некий интервал времени) нельзя получить такую точность в фазах и во временах затмений, которая обнаруживается при исследовании этих четырех затмений “Альмагеста”.

В завершение наш ученый начинает поучать Птолемея, что и как ему надо было наблюдать:

“Я обращаю особенное внимание читателя еще раз на одну интересную особенность Альмагеста.

Почему автор, описав столько лунных затмений (и притом большею частью неверно) в отдаленные времена, присоединив к ним также и несколько покрытий звезд Луною, не описал ни одного солнечного затмения, хотя такие затмения несравненно эффектнее?”

Если бы Морозов внимательно прочитал “Альмагест”, он получил бы ответ на свой вопрос, как говорится, из первых рук. В разделе “На каких наблюдениях следует строить теорию Луны” Птолемей подробно объясняет, почему он выбирает для построения теории лунного движения именно лунные затмения: “прежде всего мы полагаем, что в качестве исходных должно пользоваться не просто случайными наблюдениями, но для полного представления брать главным образом те доказательства, которые можно получить не только из наблюдений в течение достаточно большого промежутка времени, но в особенности из наблюдений лунных затмений. Действительно, только из этих наблюдений точно определяются положения Луны; в других же наблюдениях, получаемых или по прохождениям Луны по отношению к неподвижным звездам, или посредством инструментов, или по солнечным затмениям, можно очень сильно ошибиться вследствие параллактических смещений Луны”. Пишет он и о том, почему для его целей (определения точного положения Луны для построения теории ее движения) непригодны затмения солнечные: “...при солнечных затмениях, получающихся при прохождении Луны под Солнцем, когда Луна загораживает его, попадая в конус, идущий от нашего глаза к Солнцу, и производя при прохождении затемнения, последние ни по величине, ни по длительности не бывают везде одними и теми же, и даже подобными, поскольку Луна по упомянутым причинам не для всех наблюдателей одинаково заслоняет Солнце; и [даже для тех, для кого это имеет место] затеняемые места Солнца бывают разными . Что же касается лунных затмений, то никакой разницы [в затемнениях] вследствие параллактических смещений не получается, так как наблюдаемое затемнение [Луны] никак не зависит от положения наблюдателя [на поверхности Земли]... Поэтому мы говорим, что не следует пользоваться другими наблюдениями, в которых положения Луны зависят от местонахождения наблюдателя. Нужно пользоваться только наблюдениями ее затмений, так как в них для определения положения Луны место наблюдения не имеет никакого значения.”

Но Морозов, напирая на “эффектность” и не имея понятия ни о научной целесообразности (во всяком случае, научной целесообразности с точки зрения Птолемея), ни о задачах, стоявших перед Птолемеем (не фиксировать все наблюденное в стиле “что вижу - то пою”, а построить астрономическую теорию), продолжает:

“А если б он действительно сам наблюдал лунные затмения 125, 133, 134 и 136 гг., то почему же он не описал и промежуточных лунных, в том числе почти полное мартовское 127 г., июльское 129 г., полное вечернее июльское 130 г., полное майское 133 г., полное апрельское 134 г. и так далее, которые все превосходно были видны па нашем полушарии Земли? А если мне ответят: “такова была его воля”, то тут встает перед нами другой несравненно более серьезный вопрос.

Ведь в это самое время через Александрию проходило, как раз особенно много чрезвычайно эффектных затмений — солнечных. Как он не отметил среди них кольцеобразного затмения Солнца 21 апреля 125 г., центральная линия которого как раз и проходила через Каир и Суэцкий канал, причем в Александрии Солнце около 10 часов утра местного времени представлялось тоненькой кольцеобразной ниточкой, слегка порванной внизу? А между тем мы видим, что в “его книге” подробно описано лунное затмение, бывшее за две недели перед этим, 5 апреля 125 года.

Одного этого обстоятельства, не говоря уже об отсутствии упоминания и об очень эффектных для Александрии частных солнечных затмениях 2 июля 121 г. и 3 сентября 118 г., достаточно для того, чтобы сказать с уверенностью, что не наблюдавший и не отметивший такого солнечного затмения человек не наблюдал и предшествовавшего ему лунного, иначе он отметил бы солнечное в первую очередь.”

Насчет существа вопросов Морозова к Птолемею, полагаю, все достаточно ясно. Однако следует отметить чисто астрономический его ляп. Солнечное затмение 125 года было не кольцеобразным, а полным, а в Александрии его фаза была всего 8"7, при этом Луна закрыла всего 65% площади диска Солнца. Никакой “тоненькой порванной ниточки” при нем наблюдаться не могло.

Итак, мы внимательно проследили за ходом морозовского “анализа” лунных затмений в “Альмагесте”. Перед нами предстал во всей красе его исследовательский багаж - ошибки, описки, некорректные переводы первоисточника и неверные его толкования, произвольный отбор одних положений и полное игнорирование других, богатый набор домыслов и фантазий - и полное отсутствие хоть какой-нибудь научной ценности.

До написания этой статьи я собирался сделать обзор морозовских сообщений о затмениях в I - IV веках, но сейчас мой энтузиазм сильно поубавился. Ранее я полагал, что среди его сообщений может оказаться что-то ценное, но теперь я склоняюсь ко мнению, что этот “альмагест” (“величайшее творение”) Морозова - все это бумажное многопудье о семи томах - годится лишь в качестве задачника для первокурсников - будущих астрономов и историков: “найдите тысячу ошибок”. Я же хочу вспомнить здесь старую мудрость - “чтобы понять, что яйцо тухлое, не нужно съедать его целиком”, и лично мне жаль своего времени, которое было бы потрачено на их поиск.

 

P.S. В заключение замечу, что мне, кажется, удалось сделать некий вклад в языковедение. Надеюсь, что мои заметки, помимо всего прочего, проливают свет на этимологию глагола “сморозить”.