Кабель силовой ВВГНГ - цена самая НИЗКАЯ в Москве и Подмосковье!  |  лавпланет


Академик В.Л.Янин.

Зияющие высоты академика Фоменко

Валентин ЯНИН,
академик РАН

В декабре 1999 года на историческом факультете МГУ состоялась конференция, посвященная "вечной теме" последнего десятилетия - феномену Анатолия Тимофеевича Фоменко. "Переворот" в исторической науке, учиненный академиком-математиком на рубеже 1970-1980-х годов, превратился в 1990-е в выгоднейшее коммерческое предприятие. Общий тираж сочинений Фоменко за последние годы составил 700 тысяч экземпляров - историкам и даже историческим романистам о таких цифрах ныне не приходится и мечтать.
Конференция в МГУ объединила ведущих специалистов в самых различных областях науки, на интересы которых посягнул Фоменко: историков, филологов, религиоведов, астрономов, физиков. "Команда" историков была наиболее представительной - академики В. Л. Янин и В. С. Мясников, члены-корреспонденты РАН Н. А. Макаров и Л. В. Милов, доктора наук и талантливые молодые ученые.
Конференция установила главное: учение Фоменко представляет собой непростой общественно-религиозный феномен, бороться с которым одними лишь научными аргументами бессмысленно. Восприимчивость определенной части российского общества к этой и другим псевдонаучным теориям адекватно отражает социальные процессы эпохи.
Явления, подобные фоменковщине, несомненно, преходящи. С оздоровлением общественной атмосферы коммерческая деятельность академика и его команды неизбежно пойдет на убыль, а взгляды Фоменко постепенно превратятся в раритет и курьез. Лучшие ученые России всерьез намерены приблизить это время (материалы конференции выйдут отдельной книгой). Журнал "Родина" в этом их полностью поддерживает. В последние годы мы неоднократно публиковали материалы, развенчивающие "фоменкиаду" (см. статьи Андрея Смирнова и Дмитрия Олейникова. 1997. № 6; Дмитрия Володихина. 1999. № 4). Сегодня предлагаем вниманию читателей выступление академика Валентина Лаврентьевича Янина - одно из самых ярких на конференции в МГУ.


Могу с полной ответственностью заявить, что все написанное Фоменко и его соратниками о древнерусской истории не имеет никакого отношения к математическим методам и к математике вообще. Употребление же автором в этих фантастических книгах своего академического звания является элементарной рекламной спекуляцией.

Анатолий Тимофеевич Фоменко очень обидчив. Его задевает все, что он считает грубостью (собственные выпады в адрес историков он грубостью не считает). На меня он обиделся за то, что я заподозрил в нем умственное нездоровье. Прошу прощения. Человек, организовавший на пустом месте столь доходный бизнес, не может быть сумасшедшим, а подчеркнутая вежливость ему очень идет. Для грубостей он пользуется услугами Гарри Кимовича Каспарова. Объявив себя последователем Фоменко, чемпион мира по шахматам заявил на страницах "Нового времени" (1999. № 41. С. 32), пользуясь модной ныне в высших сферах лексикой приблатненных: "Я размажу по стенке любого историка в любых дебатах просто потому, что знаю больше их". Еще один поклонник Фоменко, социолог Александр Зиновьев, автор некогда популярных "Зияющих высот", бросил со страниц "Книжного обозрения" историкам всех времен и народов обвинение в глобальной фальсификации истории.

Спил Новгородской мостовой
1152 - 1205 гг.

Как и положено "фальсификаторам", начнем с самых простых вещей. О методике определения дат в археологии отец "новой хронологии" имеет самое приблизительное и извращенное представление, основанное на слухах и научно-популярной литературе. Вот характерная цитата из его сочинения: "Часто раздаются голоса, что хронологию можно восстановить, например, на основе дошедших до нас хозяйственных документов, археологических данных и т. п. Это в общем-то правильно. Действительно, хронологию восстановить можно, другое дело, сделано ли это в исторической науке? Ситуация такова, что на самом деле в исторической науке этого не сделано". Приведем и другой фрагмент из книги Фоменко: "К сожалению, приходится признать, что в современной исторической науке хронологией никто всерьез не занимается. Во всяком случае, за двадцать лет наших контактов с историками на эту тему о таких специалистах мы ничего не слышали". "Откуда вы все-таки берете обоснование древних дат? - вопрошает Анатолий Тимофеевич. - К сожалению, ответ историков на этот вопрос услышать, по-видимому, не удастся". Любопытно и мнение академика о методах, которые применяют археологи при датировке своих находок: "Слухи о новгородском деревянном календаре широко известны и не знать о них трудно. Почему мы говорим о слухах? Дело в том, что нам не известно ни одной сколько-нибудь подробной работы по дендрохронологии Новгорода на Волхове". Далее следуют сетования на то, что в моей популярной книжке о берестяных грамотах этому вопросу уделено всего около страницы и отсутствуют подробные графики.

Пристало ли Анатолию Тимофеевичу столь наглядно демонстрировать свою неосведомленность в одной из важнейших для древнерусской истории проблем? Ведь о дендрохронологии (то есть методу определения дат по годичным кольцам деревьев) опубликованы десятки книг, а если вести речь собственно о Великом Новгороде, то стоит упомянуть хотя бы работу Б. А. Колчина и Н. Б. Черных "Дендрохронология Восточной Европы. Абсолютные дендрохронологические шкалы 788-1970" (М. 1977). Эта и множество других книг снабжены подробнейшими графиками (подробнее см. Черных Н. Б. Дендрохронология и археология. М. 1996.С. 26).

Почему мы можем говорить о точности данных дендрохронологии? Ежегодное изменение солнечной активности отражается абсолютно на всех деревьях, произрастающих на Земле. Легче всего проследить течение времени по годичным кольцам деревьев-долгожителей, например секвойи, растущей полторы тысячи лет. В Новгороде нам было гораздо труднее. Но настилы деревянных мостовых, которые со временем накладывались друг на друга (в иных местах нами раскопано до тридцати настилов), позволили создать единую хронологическую шкалу. Она впоследствии тщательно проверялась с данными о древних датированных постройках, а для более позднего времени - изучением деревьев-долгожителей в современных лесах.

Теперь о методах, с помощью которых академик Фоменко опровергает существование древнерусской истории. Дискуссионность многих сюжетов далекого прошлого определяется состоянием письменных источников, относящихся к той эпохе. Относительная достоверность летописной датировки наблюдается только со второй половины XIII века. К этому времени относится, в частности, древнейший Синодальный список Новгородской Первой летописи старшего извода. Этот достоверный факт находится вне сознания Фоменко, утверждающего с помощью математики, что самая ранняя летопись была сфальсифицирована при Петре Первом. На самом деле отсутствие более древних памятников древнерусской письменности объясняется довольно просто: летописи хранились в деревянных городах и часто гибли в пожарах.

Берестяная грамота №913.
Раскопки Новгородской археологической экспедиции 1999г.

Для достоверного воссоздания исторических событий IX-XII веков требуется независимая проверка с помощью вновь открываемых источников, и прежде всего данных археологии. Наиболее значительный прорыв в поиске таких сведений дали раскопки Новгородской археологической экспедиции. В 1951 году в Новгороде были впервые открыты берестяные грамоты - к настоящему времени их обнаружено уже 915*. Тексты берестяных грамот во многих случаях служат хорошим источником проверки данных дендрохронологии. К примеру, в 1951-1962 годах мы раскапывали усадьбу новгородского посадничьего рода Мишиничей-Онцифоровичей. В полном соответствии с показаниями "деревянного календаря" в напластованиях первой четверти XIV века помещены берестяные письма, адресованные Варфоломею Юрьевичу, в слоях середины XIV века - послания его сыну Луке Варфоломеевичу и внуку Онцифору Лукиничу, в слоях конца ХIV - начала XV века - письма Юрию Онцифоровичу, а еще позднее - грамоты, имеющие отношение к сыну и невестке Юрия. Именно в этих хронологических рамках все вышеуказанные персонажи фигурируют и в летописи. В исследованных в последние годы участках Троицкого раскопа, принадлежавших во второй половине ХII - начале XIII века посаднику Мирошке, его предкам и сыну, данные дендрохронологии также удачно сочетаются с обнаружением в соответствующих слоях берестяных автографов Мирошки и других персонажей XII века, известных по летописным сообщениям. И таких случаев нами зафиксировано великое множество.
_____________________
* О последних находках в Новгороде см.: Родина. 1996. № 4. С. 32; 1999. № 5. С. 11; 1999. № 8. С. 22.

Подтверждают точность "деревянного календаря" и другие находки археологов. Обратимся хотя бы к монетам и данным сфрагистики. В слоях ХI века встречаются ходившие на Руси западноевропейские денарии того же столетия, а в напластованиях Х века - арабские дирхемы того времени. Упомянем и о недавней сенсационной находке печати Ярослава Мудрого, обнаруженной в слоях, согласно дендрохронологии датируемых 1030-ми годами. Печатей, принадлежавших известным деятелям древнерусской истории, уже выявлено больше сотни, и все они в точности подтверждают "показания" годичных колец на спилах бревен с новгородских мостовых.

Таким образом, с фоменковским опровержением дендрохронологии все ясно. А вот "лингвистический" метод академика может самостоятельно развить каждый. Попробуем, например, выяснить, где находились библейские Тир и Сидон. Тир поначалу, конечно же, был в Молдавии (Тирасполь), а затем переместился в Албанию (Тирана). С Сидоном еще проще - это же австралийский Сидней, столица будущей летней Олимпиады 2000 года! С помощью Фоменко можно легко доказать, что мусульманский бог на самом деле происходил из Польши (аллах - ал-лях). Но это же полный бред! - резонно скажете вы. Но именно это и называется математическим методом оплодотворения истории...

Фоменко не одинок в своем понимании исторического процесса. И раньше встречались большие оригиналы, ниспровергавшие основы традиционных взглядов на прошлое. Недавно в "Книжном обозрении" вместе с сочинениями Фоменко рекламировалось переиздание книги некоего Егора Классена. Он был огородником, автором труда о разведении корнеплодов (его с упоением читал герой чеховского рассказа "Умный дворник", по имени Федул). На досуге Классен, титуловавший себя доктором философии и магистром изящных наук, написал еще одну вполне доступную книжку. Она вышла в свет в 1854 году и называлась длинно - "Новые материалы до древнейшей истории славян вообще и славяно-русов дорюриковского времени в особенности с легким очерком истории русов до Рождества Христова". Именно это сочинение и переиздано ныне. Почтенный огородник был убежден, что Ликург нашел первые восемь песен "Илиады" в "Кеми, городе троянском", доказывал, что речь идет об "известном городе Кеми, Архангельской губернии, в котором также имеется озеро Кемское, речка Кемь и несколько деревень того же имени". Не правда ли, удивительное сходство в методике аргументации титулованных академика и огородника? Кстати, к позору нашему, эта книга Классена также была опубликована в Московской университетской типографии.

Хорошо понимая значение новгородской археологии, Фоменко неутомимо ищет оригинальные методы для ее "преодоления". Вот едва ли не главное открытие академика: "В наших работах мы привели аргументы в пользу гипотезы, что исторический Великий Новгород это на самом деле Владимиро-Суздальская Русь, а знаменитое Ярославово дворище это город Ярославль на Волге. А в том городе, который стоит на реке Волхов и сегодня выдается за древний летописный Великий Новгород, не было ничего того, о чем сообщают летописи, говоря о Великом Новгороде". Фоменко убежден, что подмену произвели Романовы, которые ориентировались на Запад и во имя этого создали соответствующую "идеологическую программу". Итак, Романовы, разрабатывая свою национальную идею, распорядились перенести Новгород с его исконного места на Волге к истоку Волхова, "на место крохотной крепостцы, название которой навсегда выветрилось из народной памяти, будучи вытеснено фальшивым наименованием Новгород". Аргументация этого положения является одной из вершин математической мысли: "В Новгороде вечевая площадь называлась Ярославовым дворищем. Но археологи эту площадь не нашли, хотя долго искали. Между тем само название города Ярославля указывает на то, что Ярославово дворище и Ярославль - понятия нерасторжимые. Тем более что на Волге имеется Нижний Новгород. Значит, на той же Волге должен быть и Верхний Новгород. Где же ему быть, как не в Ярославле? Ведь еще Иван Грозный намеревался сделать Ярославль своей столицей вместо Москвы". Замечу, правда, что Нижний Новгород именуется Нижним потому, что находится в регионе, называемом в средневековье Низом или Низовской землей, а Иван Грозный собирался перенести столицу вовсе не в Ярославль, а в Вологду.

Фоменко, ссылаясь на мои газетные интервью, пытается торжествовать по поводу того, что археологи не нашли в Новгороде "замощенного или утоптанного участка", на котором могли поместиться десять тысяч новгородцев, якобы принимавших участие в вече. Но здесь академик откровенно передергивает факты. В упомянутых им интервью я ссылался на свидетельство немецкого источника 1335 года, согласно которому вече называлось "тремястами золотыми поясами" и было узкосословным органом, а не десятитысячной толпой. А значит, и занимаемая им площадь была не столь обширной. И коль скоро летопись размещает вече у Никольского собора, то и искать его надлежит именно у стен этого храма, который, впрочем, сегодня обрамлен папертями и приделами XVII-XIX веков, а также каменной анфиладой торговых рядов конца XVII столетия.

Ну ладно, согласимся на минуту с доводами Фоменко, заклеймим коварство Романовых и задумаемся: что нужно было сделать, чтобы перенести Новгород в устье Волхова? Для осуществления этой идеологической диверсии нужно было переместить колоссальное количество культурного слоя. Заметим, что протяженность валов Окольного города в Новгороде достигает 11 километров, а сами валы имеют высоту 6-8 метров. Итак, во-первых, надо было выкопать вокруг некоего пустого пространства с маленькой крепостцой посредине глубокий ров и вынутой из него землей насыпать мощный вал. Правда, и с этим не все в порядке. На шведском плане Новгорода 1611 года (то есть еще доромановского времени) валы Окольного города уже показаны, а обширная документация XVII века касается лишь возобновления строительства на валах деревянных укреплений, которые затем были уничтожены по приказу Петра Великого, неосмотрительно не согласовавшего свои действия с "национальной идеей" Романовых.

Пойдем дальше. Выкопав ров и насыпав вал, следовало заполнить внутреннее пространство имитирующими древность культурными напластованиями - то есть не глиной и песком из окрестных мест, а несомненными остатками человеческой жизнедеятельности: керамикой, утварью, древними женскими украшениями, стрелами, наконечниками копий, деталями конского убора, берестяными грамотами и т. д. Теперь попробуем подсчитать. Культурные слои Новгорода имеют мощность до 9-10 метров, а в среднем - 4, располагаясь на площади в 240 га. Чтобы учесть количество кубометров культурного слоя, не нужно быть академиком и математиком - кубометров этих около 10 миллионов! Именно столько, если следовать логике Фоменко, переместили зловредные Романовы. А сколько потребно подвод для перевозки такого количества грунта с Волги на Волхов, пусть считает Отделение математики РАН. Причем работа должна была быть исключительно тонкой: более древние слои нужно было свалить раньше, а новейшие напластования предварительно разместить на резервных площадках... А еще предстояло подделать остатки многих тысяч деревянных домов, многоярусные мостовые, хитроумные системы благоустройства. Какая сложная задача легла на плечи крепостных мужиков и их начальников! А еще романовским прорабам предстояло разобрать и переместить на новое место более сотни каменных храмов, возведенных к XVII веку в Новгороде-"Ярославле", затем собрать их заново и расписать фресками, не перепутав XI век с XIV. Взявшись за такое, Романовы, несомненно, ввергли Россию в хаос экономического разорения. Не с этого ли нелепого расточительства начались все наши нынешние беды?

Коль скоро Фоменко и его команда обвиняют историков в том, что они не могут говорить правду, поскольку непрерывно выполняют то один, то другой социальный заказ, мне мучительно интересно знать, чей социальный заказ выполняю я и другие археологи, отыскивая новые исторические факты и расширяя источниковую базу наших знаний о прошлом? Считаю уместным задать и другой вопрос: чей социальный заказ выполняет Анатолий Тимофеевич Фоменко? Естественно, ответить на такой вопрос может только он сам. Но в ожидании ответа позволю себе вспомнить первые послевоенные годы Новгорода. Тысячелетний город лежит в руинах, по оскверненным вандалами фрескам стекают струи дождя, микешинский монумент "Тысячелетию России" разобран, и блоки с фигурами героев российской истории в беспорядке брошены в грязь. Славно поработала зондеркоманда СС, преследуя вполне определенную цель: лишить наш народ исторической памяти и превратить его в бессмысленное стадо скотов. Но так ли уж далеки от этих намерений настойчивые попытки Фоменко избавить нас от древней истории?

Популярность творений Фоменко несомненна. И дело здесь не только в эксплуатации академиком своего звания. Мы живем в эпоху тотального непрофессионализма, разъедающего все общество - от властных структур до низших ступенек образовательной системы. Средняя школа плодит дилетантов, полагающих, что их мизерного и ущербного знания вполне достаточно для того, чтобы судить профессионалов. Общество, воспитанное на скандалах, жаждет негатива и эпатажа. Оно любит фокусы Дэвида Копперфильда и Анатолия Тимофеевича Фоменко...

 
[fat's homepage] [Назад в Антифоменкизм]